1406г Ибн Хальдун

Материал из Cheops.The encyclopedia.

Перейти к: навигация, поиск

Ибн Хальдун (Абдуррахман Абу Зейд ибн Мухаммад; Вали ад-дин Абд ар-Рахман ибн Мухаммад; по прозвищу Хадрами и Эшбили, Севильский) ( 27.05 1332, Тунис — 17.03.1406, Каир) - арабский мусульманский философ, историк, социолог. Изучив в родном городе Тунисе Коран, хадисы, право, грамматику, пиитику, служил у султана Абу-Инана в Фесе . Придворные интриги заставили его уехать в Испанию (1362).. Позже Ибн-Хальдун был письмоводителем у повелителей тунисского и фесского. С 1382г. он жил в Каире, занимая должность профессора, а затем верховного кади (шариатский судья). Прославился историческим трудом «Китаб ал-Ибар…» («Книга назидательных примеров по истории арабов, персов, берберов и народов, живших с ними на земле») и Введение к "Большой истории" - Пролегомены, или "Мукаддима", считается энциклопедическим произведением.


Пролигомены Ибн-Хальдуна. Том2, раздел4, глава4 - «Строительство зданий огромной величины не может быть закончено единственным правителем».

… Рассмотрим, например, то, о чем историки рассказывают относительно строительства плотины Mareb. Нам рассказывали, что ее строил Saba, сын Yachdjob; что он туда привел шестьдесят и десять рек, и что смерть ему помешала закончить этот большой резервуар, который был закончен королями himyérites, его преемниками. Наше суждение выводим и из подобных рассказов по поводу строительства Карфагена, его акведука и арок, которые его поддерживают, и которые приписываются Аду; и также [из рассказов о строительстве] большей части крупных памятников (которые существуют в наши дни). У нас, впрочем, есть демонстрация истинности этого [суждения] в высоких зданиях, которые возвышаются перед нашими глазами: царь там чертит план и закладывает первые основы; но если, после него, другие цари не продолжают работы, эти строения остаются незаконченными и задуманный проект не осуществляется. Другое доказательство истинности этого суждения - это напрасная попытка в прошлом разрушения этих зданий правителями, а между тем разрушать легче, чем строить: разрушать, это значит возвращать вещи к их первоначальному состоянию, которое является небытием, в то время как строить, это значит напрямую действовать против этого принципа. Следовательно, если силы человека недостаточны, чтобы разрушить некоторые здания, хотя разрушать не было трудной задачей, мы должны из этого заключить, что силы, использованные чтобы их возвести были огромны, и следовательно, эти памятники не являлись трудом единственного принца.

Вот что было у арабов относительно L’Eïouan Kisra*. Гарун ар-Рашид, задумавший его разрушить, послал проконсультироваться по этому поводу с Яхьей ибн Халедом (Бармакид), которого он в то время содержал в тюрьме. «Принц верующих, сказал Яхья, остерегитесь подобного предприятия; позвольте существовать этому памятнику; он будет свидетельством власти ваших предков, которые отняли империю у династии, способной строить подобное здание!» Ар-Рашид заподозрил, что мнение Яхьи не было искренним: «Он завистливо печется о славе Персов; во имя Аллаха! я разрушу этот памятник». Далее, собрав большое количество рабочих, он начал работы по разрушению: он [памятник] был атакован ударами кирки, к нему был применен огонь и был наверх выплеснут уксус. Видя, что все эти средства не производили никакого результата, и опасаясь позора, который мог быть к нему привлечен этой несчастной попыткой, он послал снова за консультациями к Яхье, и спросить у него, не надо ли оставить предприятие. «Не обращайте внимания, ответил Яхья, иначе скажем, что принц правоверных и правитель арабов не смог разрушить здание, построенное персами». Ар-Рашид признал свою ошибку и отказался от разрушения этого памятника.

То же самое постигло аль-Мамуна, когда он начал уничтожать пирамиды Египта и собрал рабочих для этого предприятия: он не смог достичь в этом успеха. Начали с того, что совершили проникновение в одну из пирамид и дошли до свободного пространства между внешней стеной и другими внутренними стенами. Вот чем ограничилось разрушение. Проход, который был осуществлен, еще виден там же, в том, о чем говорим. Несколько людей утверждают, что аль-Мамун нашел сокровище между этими стенами. Один бог ведает об этом.

Положение такого же рода наблюдается также со сводами Malga, в Карфагене. Когда жители Туниса нуждаются в хороших камнях для своих строений, рабочие находят их в этих сводах, которые пролезны всем другим, и в течение многих дней разрушают часть этого памятника; потрудившись вылить кровь и воду, они роняют и ребенка; много налроду собирается для этой работы, что я не один раз наблюдал в дни моей молодости. Все в руках Бога.


  • Дворец Сасанидов (224г-651г) в Ктесифоне, на р. Тигр, известный как Таки-Кисра. В центре его находился гигантский айван со сводом высотой 27 и расстоянием между опорами, равным 23 м. – прим rudolfus.
    • Яхья ибн Халед из влиятельной персидской семьи Бармакидов. Был визирем у Гаруна аль-Рашида до 798г. В 798 Яхья и его сыновья в результате интриг были арестованы. – прим. rudolfus.


Оригинальный текст:

LES PROLEGOMENES, d’IBN KHALDOUN Tome 2, section 4, chapitre 4 - «Les édifices d’une grandeur colossale ne peuvent pas devoir leur entière construction à un seul souverain»


… Considérez, par exemple, ce que les historiens racontent relativement à la construction de la digue de Mareb. On nous dit que celui qui la bâtit fut Saba, fils de Yachdjob; qu’il y conduisit soixante et dix rivières, et que la mort l’empêcha de terminer ce grand réservoir, qui fut achevé par les rois himyérites, ses successeurs. On nous fait de pareils récits au sujet de la construction de Carthage, de son aqueduc et des arches qui le soutiennent, et que l’on attribue à Ad; et il en est de même de la plupart des grands monuments (qui subsistent entre de nos jours). Nous avons d’ailleurs la démonstration de cette vérité dans les grands édifices qui s’élèvent sous nos yeux : un roi en trace le plan et en jette les premiers fondements; mais si, après lui, d’autres rois n’en continuent pas l’exécution, ces constructions restent inachevées et le projet formé ne s’accomplit pas.

Une autre preuve de cette vérité, ce sont les anciens édifices que des souverains ont vainement essayé de détruire, et cependant détruire est bien plus facile qu’édifier: détruire, c’est ramener les choses à leur état primitif, qui est le néant, tandis qu’édifier, c’est agir directement contre ce principe. Donc, si les forces de l’homme sont insuffisantes pour renverser certains édifices, bien que détruire ne soit pas une chose difficile, nous devons en conclure que les forces employées pour les fonder étaient énormes et que, par conséquent, ces monuments ne sont pas l’ouvrage d’un seul prince.

C’est ce qui est arrivé aux Arabes, relativement à l’Eïouan Kisra. Haroun er-Rechîd, ayant formé le projet de le détruire, envoya consulter à ce sujet Yahya Ibn Khaled (le Barmekide), qu’il retenait alors en prison. «Prince des croyants, lui fit dire Yahya, gardez-vous d’une pareille entreprise; laissez subsister ce monument ; il sera un témoignage de la puissance de vos aïeux, qui ont enlevé l’empire à une dynastie capable de construire un pareil édifice!» Er-Rechîd soupçonna que Yahya ne lui donnait pas cet avis sincèrement: «Il est jaloux de ménager la gloire des Perses, s’écria-t-il; par Allah! je renverserai ce monument». Ayant donc rassemblé un grand nombre d’ouvriers, il commença l’ouvrage de destruction: on l’attaqua à coups de pioche, on y appliqua le feu et l’on versa dessus du vinaigre. Voyant que tous ces moyens ne produisaient aucun résultat, et craignant la honte que cette tentative malheureuse pourrait lui attirer, il envoya de nouveau consulter Yahya et lui demander s’il fallait abandonner l’entreprise. «Ne vous en avisez pas, répondit Yahya, autrement on dira que le prince des croyants et le souverain des Arabes n’a pas pu renverser un édifice construit par les Perses». Er-Rechîd reconnut sa méprise et renonça à détruire ce monument.

La même chose arriva à el-Mamoun, lorsqu’il entreprit de démolir les pyramides d’Égypte et qu’il rassembla des ouvriers pour cet objet: il ne put y réussir. On commença par faire une ouverture dans une des pyramides et l’on parvint jusqu’à un espace vide entre le mur extérieur et d’autres murs intérieurs. Voilà à quoi se borna la démolition. Le passage qu’on y pratiqua s’y voit encore, à ce qu’on dit. Quelques personnes prétendent qu’El-Mamoun trouva un trésor entre ces murs. Dieu seul sait ce qui en est. Une chose de même genre se voit aussi relativement aux voûtes de la Malga, à Carthage. Lorsque les habitants de Tunis ont besoin de bonnes pierres pour leurs constructions, les ouvriers, trouvant celles dont ces voûtes sont formées préférables à toutes autres, emploient beaucoup de jours à démolir une partie de ce monument; mais à peine, après avoir sué sang et eau, en font-ils tomber un petit fragment; et cependant on rassemble beaucoup de monde pour ce travail, comme je l’ai vu plus d’une fois dans ma jeunesse. A Dieu appartient la toute puissance.



Источник: LES PROLEGOMENES, d’IBN KHALDOUN 732-808 de l’hégire, 1332-1406 de J. C. Traduits en Français et commentés par William MAC GUCKIN, Baron DE SLANE http://www.exhauss-ibnkhaldoun.com.tn/uploads/ibn_kha/ibn-khaldun_en.htm (перевод с французского - rudolfus)

Личные инструменты